• 1. Родители несовершенны.
    Во-первых, родители и учителя должны позволить себе быть людьми в том плане, что им не нужно быть совершенными. Более того, подростки не будут смотреть на них как на совершенство. Подростки с возрастом начинают понимать, что у взрослых в общем и целом, в том числе у родителей и учителей есть сильные и слабые стороны, предубеждения и ограничения; места, где они очень уязвимы.
    2. Родители готовы к обсуждению.
    Во-вторых, родители, если они хотят помочь подростку вырасти, должны уметь вступать в разговор с ним, если возникла спорная ситуация, в особенности в тех вопросах, где родители должны принять решение о готовности подростка изменить какой-либо род занятий (например, время ложиться спать).
    3. На родителей можно положиться.
    В-третьих, если подростку что-то и нужно во время кардинальных перемен физически и эмоционально, так это уверенность в поддержке. Такая забота выражается по-разному. Злость со стороны подростка не обязательно должна вызывать злость у взрослого. Хотя для того, чтобы сдержаться требуется не однажды прикусить язык, родитель ничего не выигрывает, отвечая на вспышки гнева 14-летнего отпрыска тем же. На самом же деле, заявление, что вы понимаете, что чувствует ваш ребенок без попыток как-то утешить его, поможет лучше. (Например, "Я знаю, что мое решение злит тебя, и мне жаль, что так получилось, но как твоя мать я должна сказать "нет" в этот раз потому-то и тому-то...")
    Родителям нужно поработать над одним качеством - интуицией. Некоторые называют это умением читать мысли. Как бы это не называлось, суть в том, что родителю нужно уметь знать, что хочет его подросток на самом деле, не важно, что он говорит. Этот феномен хорошо иллюстрирует следующий пример:
    14-летняя Джил уговаривала родителей позволить ей пойти с друзьями на рок-концерт с 11 вечера до часу ночи, который должен был состояться в субботу. Согласие не казалось самым правильным решением, хотя причин для отказа тоже не находилось, разве что, поздний час, когда девочка будет возвращаться домой. (Конечно, можно найти много других причин, достаточных для того, чтобы остаться дома!) Перепробовав всевозможные способы убедить родителей, она вдруг уступила и совершенно спокойно приняла их отказ. Через несколько дней она призналась себе и маме, что ей самой было трудно принять решение. Ее друзья уговаривали ее пойти с ними, хотя в душе она еще не решалась на подобное времяпрепровождение. Ее настойчивость в конце была рассчитана на то, чтобы вызвать отрицательный ответ.
    Я уверен, что Джил во-первых хотела продемонстрировать свое умение убеждать, во-вторых - желание подчиниться внешнему (родительскому) контролю, когда ее внутренний самоконтроль не срабатывал. Зная интуитивно, когда ребенку нужна помощь в форме контроля, а также предоставление его без наказания - довольно сложное искусство. Чтобы развить его, родителю нужно найти тесный контакт с ребенком, чтобы уметь чувствовать стадии его развития. Установив такой контакт, родителю будет намного проще принимать решения.